ДРЕЗДЕН по-русски
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 29.03.2020, 00:01
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
События русского Дрездена [79]
СТАТЬИ из русской и немецкой прессы
АРХИВ городских новостей [402]
В каждом подархиве - подборка новостей города Дрездена за неделю
АРХИВ событий русской культуры [378]
В каждом подархиве - таблица мероприятий за 1-4 недели
ГЛОБУС по-русски [1]
Статьи, письма и фотографии наших соотечественников со всего мира
Русские следы в Дрездене: из истории [10]
Знаменитые русские и их пребывание на территории саксонской столицы столетия назад...
ОБЪЕДИНЕНИЯ
Поделиться сайтом
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Русские следы в Дрездене: из истории

«Я родился в Пильнице», - сказал Наполеон.
В ознаменование 200-летнего юбилея победы русского народа над Наполеоном в Отечественной войне 1812 года мы начинаем публикацию серии статей, посвященных этой славной дате.

«Я родился в Пильнице», - сказал Наполеон.

«...За Императора – сердце и кровь,
Все за святые знамена!»
Так началась роковая любовь
Именем Наполеона...»
Марина Цветаева, «Бонапартисты», 1910.

Бунтарь-одиночка, провозгласивший себя императором, покорил сердце поэтессы Марины Цветаевой еще в детстве. В ее письме к Анне Тесковой в 1934 году есть такие строки: « С 11 лет я люблю Наполеона, в нем - все мое детство, и отрочество, и юность – так шло и жило во мне, не ослабевая, и с этим - умру. Не могу равнодушно видеть его имени...».

Свою комнату в Трехпрудном Марина украсила так: «Комната с каюту, по красному полю золотые звезды (мой выбор обоев: хотелось с наполеоновскими пчелами, но, так как в Москве таковых не оказалось, примирилась на звездах) – звездах, к счастью, почти  сплошь скрытых портретами Отца и Сына – Жерара, Давида, Гро, Лавренса, Мейссонье, Верещагина – вплоть до киота, в котором Богоматерь заставлена Наполеоном, глядящим на горящую Москву.» ( «Живое о живом», 1932.)

Памятуя о том, что Марина Цветаева нашла свое второе рождение как поэта в Дрездене, проведя там лето 1910 года и напечатав по приезду, втайне от отца, свой первый сборник стихов, спросим себя, знала ли она, что романтический герой ее детских снов тоже связывал свое второе рождение с Дрезденом?

9 марта 1812 г. Наполеон выехал из Парижа, сопровождая до Дрездена императрицу Марию Луизу, которая решила навестить своих августейших родителей в Вене. Кроме того, император французов намеревался проинспектировать соединившуюся на Висле Великую армию. В Дрездене Наполеон жил 14 дней, посещая с саксонским королём Фридрихом Августом I представления, которые давали приехавшие из Парижа Тальма и мадемуазель Марс. В это время слава Наполеона как полководца и государственного деятеля была в зените. Тем более интересно, что, посетив в 1812 г. летнюю резиденцию местного короля, Пильниц, он произнёс загадочную фразу: «Я здесь родился!»

Хотя всем было известно, что родился он в столице Корсики Аяччо 15 августа 1769 г., через несколько месяцев после присоединения острова  к Франции.
Франция переживала в это время духовный подъём, это было время расцвета Просвещения, деятельности энциклопедистов, таких умов, как Вольтер, Монтескье, Руссо, Даламбер. Однако чувствовалось, что назревают грозные события. Ещё 12 декабря 1788 г. представители высшей аристократии обратились к Людовику XVI с петицией: «Государство в опасности… Подготавливается революция против принципов управления. Третье сословие выступает против двух первых сословий… »

27 декабря 1788 г. опубликовано заключение  «Королевского совета»: «Третье сословие должно иметь в Национальном собрании столько же депутатов, как оба других сословия вместе…». Между тем в стране развивалась инфляция. Цены на основные продукты между 1726-1741 и 1785 годами выросли на 65%, в то время как зарплата - лишь на 22%. Наблюдался рост безработицы: в январе 1789 года в Аббевилле насчитывалось 12 тысяч безработных, в Лионе - 25 тысяч, в Париже - 80 тысяч.

В июле 1788 года в Западной Франции выпал град, уничтоживший большую часть урожая. В марте 1789 года начались крестьянские восстания в различных частях страны. 27 апреля - беспорядки в Париже. 30 апреля - беспорядки в Марселе: народ штурмовал три форта, был убит комендант. 13 июля - парижане захватили «Дом инвалидов» и хранившееся там оружие. Представители шестидесяти парижских районов организовали гражданскую милицию (гвардию).

14 июля - штурм Бастилии как народный ответ на роспуск Национального собрания и отставку министра финансов Неккера. Комендант отдал приказ стрелять по штурмующим: 98 убитых. К тому времени  заключённых в крепости было 7 человек, охранников - 80 ветеранов-инвалидов и 30 швейцарских гвардейцев. Комендант был обезглавлен, ветераны растерзаны.

Эхо великих и грозных событий стало доноситься до германских государств. В Париже крушили старый мир, пытаясь создать новый. Революция порождала жуткие трагедии, несчастья, реки крови. Однако, находясь на расстоянии, возбуждённые, жаждущие изменений и не терпящие промедлений многие светлые немецкие умы приходили в восторг от призывов к свободе, равенству, братству и видели в революции лишь зарю нового порядка, не замечая ужасов, которые окрашивали её в кровавый цвет. Как общая феодальная верхушка Европы, так и немецкие князья обеспокоились распространением революционных идей внутри своих территорий. Летом 1790 года в Саксонском курфюршестве были отмечены местные волнения- бунты против охотничьих привилегий феодальных землевладельцев, приведшие к огромным крестьянским волнениям, которые были подавлены войсками.

При императорском дворе в Вене понимали, что только общими усилиями по восстановлению монархии во Франции можно приостановить дальнейшее распространение революционных идей. Леопольд II, тогдашний кайзер Священной Римской империи немецкой нации, созвал по этому вопросу конференцию трёх самых значительных немецких государств: Австрии, Пруссии и Саксонии. Идея конференции была живейшим образом поддержана кабинет-министром Саксонии графом Марколини. Между Венским и Берлинским дворами еще не была устранена напряжённость, существовавшая со времен Фридриха II (Великого), возникшая вследствие войны за Баварское наследство (1778-1779); требовал неотлагательного решения и польский вопрос, тем более, что Сейм предлагал польскую корону саксонскому курфюрсту. Кайзер надеялся с помощью созданного им межгосударственного союза и военной интервенции достичь реставрации монархии во Франции. Местом этой встречи на высшем уровне был выбран замок Пильниц.

Необходимо было форсировать окончание строительства флигелей «Дворца на горе». Именно в них располагались апартаменты западного кайзера и восточного короля Фридриха Вильгельма II. Апартаменты были роскошно украшены. Достаточно сказать, что в спальне кайзера полог над кроватью был выполнен из золотой парчи стоимостью в 10000 талеров, в то же время другие помещения, стены которых были лишь покрашены, украшались тканями и атласом, расшитым золотом и серебром. Курфюрст Фридрих Август III посчитал эту конференцию удобным случаем для блестящей демонстрации своего богатства. И вновь Замок и парк Пильниц увидели празднества, которые по роскоши напоминали придворные представления времён Августа Сильного.

Празднества начались 25 августа 1791 года. Кайзер воспользовался для переправы через Эльбу специально наведённым понтонным мостом, в то время как прусский король из Дрездена-Нойштадта прибыл в Пильниц по почтовому тракту. Среди участников конференции находились также граф Шарль Филипп Артуа, брат Людовика XVI, и будущий король Франции Карл Х (1824-1830) вместе с бывшим министром финансов Франции Колоном.

Неисчислимое количество народа заполнило В день прибытия высоких гостей деревню Пильниц заполнило неисчислимое количество народа. На следующий день в ожидании кульминации праздника прибыли многочисленные любители зрелищ из Лейпцига, Берлина, Праги и Вены. По свидетельствам очевидцев для иллюминации замка и парка потребовалось от 45 000 до 60 000 ламп. «Храм Венеры», восьмигранная башня, построенная между двух дворцов Пильница для метрессы короля Августа Сильного, графини Козель, для представлений музыкальной  капеллы был отделан специальными живописными панелями. Кайзеру нравились балеты и декорации на сцене, поэтому он выказал особую радость при виде этих панелей. Между тем, повсюду звучала праздничная музыка, а павильон «Янычарская капелла» был переоборудован  в театр, где представляли комическую оперу «Das schlaue Lieschen" („Хитрая Лизхен»), которая не могла настроить зрителей на серьёзный лад.

Главный праздничный день, 26 августа, закончился по традиции  превосходным красочным фейерверком. Пиротехническое представление осуществлялось трёхступенчато с острова на Эльбе и с Кляйншахвицкого берега. При этом ракеты и огненные картины не должны были только радовать зрителей, но и отражать многообразную символику встречи. Так, перед островом плавал «Храм дружбы», устроенный на барже, с колоннами и жертвенником на алтаре с аллегорическими фигурами и огненной надписью  «Concordia augustorum" («Августейшее согласие»), символизировавшей единение правителей.

В ознаменование этого события была выбита медаль, на которой изображены три погрудных портрета главных правителей. Но результат закончившихся 27 августа переговоров остался более чем скромным. В качестве коммюнике была опубликована «Пильницкая декларация». Это была просто кабинетная дипломатическая бумага, в которой многостороннее недоверие похоронило ожидавшиеся действия. При этом стороны смогли, несмотря на политические разногласия между Австрией и Пруссией, выровнять свои позиции в отношении польского вопроса, но Фридрих Август III, которому была предложена польская королевская корона, отказался. Также без поддержки оказались попытки графа Артуа втянуть немецкие державы в войну против революционной Франции. Союзники лишь гарантировали свергнутым Бурбонам содействие при оговорённом участии других государств в реставрации. Требование графа Артуа о немедленном военном походе не было удовлетворено. Союзники дождались, что революционная Франция сама объявила им войну в 1792 году.

Так, дипломатическая игра в Пильнице может рассматриваться как первый контрреволюционный заговор европейской реакции. Угроза иностранной интервенции подняла возмущённый дух французского народа. Победы революционной Франции в последующих коалиционных войнах привели к быстрому возвышению артиллерийского капитана Бонапарта к высотам императорской власти Наполеона I. А если бы контрреволюционная интервенция осуществилась, вероятнее всего революция была бы подавлена, и ни о каком императоре французов мы бы и не слышали.
И гений Марины Цветаевой не нашел бы того творческого импульса, который выплеснулся в такие ее, 17-летней, строки:

«День Аустерлица – обман, волшебство,
Легкая пена прилива...
«Помните, там, на могиле Его
Тоже плакучая ива.
С раннего детства я – сплю и не сплю –
Вижу гранитные глыбы».
«Любите? Знаете?» - «Знаю! Люблю!»
«С ним в заточенье пошли бы?»


Использованная литература:

1. Joe H. Kirchberger.  Die Französische Revolution: Eine Chronik in Daten und Zitaten. - Gustav Lübbe Verlag GmbH, 1992. - S.296.
2. Hans-Günther Hartmann. Pillnitz, Schloss, Park und Dorf. - Weimar, 1981. - S.202.
3. A.S.Manfred.  Napoleon Bonaparte. - Berlin: VEB Deutscher Verlag der Wissenschaften, 1978. - S.717.
4. A.Dumas.  Napoleon Bonaparte. - Berlin. -  S.320.
5. Марина Цветаева.  Полное собрание сочинений. -М.: Изд-во Альфа – Книга, 2009.  


Aнатолий Вощанкин, Ирина Шиповская.
Категория: Русские следы в Дрездене: из истории | Добавил: dresden (21.06.2012)
Просмотров: 1089 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Партнёры

Logos PremiumSIM

Jetzt beantragen !

Наш опрос
Информация, которую Вы хотели бы найти на нашем сайте
Всего ответов: 5065

ДРЕЗДЕН по-русски © 2020